Актуально: КОГДА УКРАИНА БЫЛА КРЫМОМ

Актуальная публицистикаКраеведческие публикации | No comments

перепечатано из газеты «Аргументы недели», №10, 20 марта 2914

360 лет как Москва приняла Украину «под высокую государскую руку»

В марте 1654 г. царь Алексей Михайлович и Боярская дума утвердили «мартовские статьи» Богдана Хмельницкого. Таким образом, Москва соглашалась на союз с Украиной.

Кое-что о сепаратизме

Когда сегодня Украина обвиняет Крым в сепаратизме, стоит вспомнить: во времена Хмельницкого она сама была «сепаратистским образованием». И от Польши отделялась весьма нелегитимно.

Вот обширное пространство по обе стороны Днепра под властью Речи Посполитой. Не особо покорное, однако… Тот же Хмельницкий верой-правдой служил польской короне, и ещё вопрос: кабы не подлость, которую, учинил ему сосед (см. нашу справку) — стал бы немолодой Богдан (в 51 год!) обнажать саблю против Польши? Но обнажил — и Украина полыхнула. Потому что не хотела больше жить под гнётом — экономическим, религиозным,  национальным. Референдумов, понятно, не проводили, однако шесть лет народной войны показали: возврата к прошлому не будет. А когда понадобилась помощь — устами гетмана Богдана и его сподвижников Украина попросилась под «высокую руку» московского царя.

bogdan

Сепаратизм, учат словари, есть «политика и практика обособления, отделения части территории государства с целью создания нового самостоятельного государства или получения статуса очень широкой автономии». Подпадают действия Украины XVII  века под это определение?      Но мы сегодня вспоминаем не юбилей Переяславской рады  (январь 1654-го), на которой запорожская элита решила впредь  держаться Московии. Речь о событиях чуть более поздних — принятии Москвой «мартовских статей» — условий договора, предложенного Хмельницким. Давайте с московской точки зрения на происходившее и посмотрим.

Своя игра

Ещё раз — мы, говорим о событиях XVII века. Если уместны параллели, то лишь с одной точки зрения — даже за удачные геополитические решения приходится платить.

С одной стороны — вроде бы Москве делалось «предложение, от которого невозможно отказаться». Богатый, развитый, стратегически важный регион. Единоверный родственный народ, который сам хочет, говоря современным языком, московского «протектората». Да и обращался Хмельницкий с предложением о союзе уже в третий раз.

С другой… Гетмана Богдана не надо идеализировать (чем у нас сильно грешили в советские годы), его надо понимать. Умный человек, Хмельницкий играл за себя (хорошо — за Украину; мы вообще сейчас не вдаёмся в уточнения, что тогда подразумевалось под нынешними понятиями «Украина» и «Россия»). Хотел простой вещи: чтобы Россия помогла ему в войне с Польшей. Казаки воевали с ней в союзе с крымскими татарами, но в битве под Берестечко (1651) татары изменили (у них тоже была своя игра). Поражение, череда неудач… Позарез требовался сильный союзник. Гетман давно и душой тяготел к России, и давно ждал от неё помощи, сейчас ситуация окончательно брала за горло.

А Москва мялась. Почему? Да потому, что принять предложение Хмельницкого — значит самим ввязаться в войну с Польшей. А это противник сильный, и с ним подписаны пусть не очень выгодные, но какие-никакие мирные соглашения.

При этом Богдан не только просил Москву о союзе — он ее и шантажировал. Да, «российский вариант» виделся ему оптимальным. Но — не единственным. Если нет — можно было предложить такой же союз Турции. Пойти под крыло (несмотря ни на что) Крымского ханства. В конце концов, начать снова договариваться с поляками — на условиях, так сказать, «полной перезагрузки». Так что русскому царю в случае отказа, как говорит замечательный русский историк Н. Костомаров: «…предстояла опасность, что казаки отдадутся Турции и вместе с крымскими татарами начнут делать опустошения в пределах Московского государства». А что такое крымские набеги — московиты помнили!

«Быть так по их челобитью»

1 октября 1653 г. Алексей Михайлович собрал Земский собор. Обсуждались «челобитная государю в подданство» Богдана Хмельницкого и Запорожского войска, а также (в случае положительного решения) — что считать поводом для возможного разрыва договорённостей с Польшей. Повод имелся: новый польский король Ян-Казимир в нарушение присяги о веротерпимости продолжал притеснять православных, кроме того, в документах неправильно титуловал Алексея Михайловича (умаление государственного достоинства!), Бояре решили: просителей «с городами их и землями принять», а «против польского короля войну весть».

Что ж, Хмельницкий обнажил саблю — но только против всей Польши.

После этого машина завертелась. Состоялась Переяславская рада, в Москву поехало посольство Хмельницкого, привезло «мартовские статьи». И вот наиболее частная резолюция царя по пунктам статей: «Быть так по их челобитью».

Головная боль

Ладно — приняли. И сами начали войну с поляками. А дальше что? Что приобрела Россия?

Если в ближней перспективе — головную боль она приобрела. На долгие годы.

Тут ведь один из главных вопросов — что подразумевала каждая из сторон, решая жить вместе? Москва исходила из того, что принять в подданство — это принять в подданство. Да, с широкой автономией, со своими правами — но в подданство. А Хмельницкий, похоже, видел союз если не равных, то и не старшего с младшим. Продолжая сравнение с семейными делами — представьте, что двое решают съехаться. Он: Раз уж договорились — то на века и во всём! Она: Нет, я тебя люблю, но я взрослая женщина и давай уж сама в каждом конкретном случае буду решать, как мне быть. Обе логики заслуживают уважения. Но через какие испытания надо пройти, пока станет ясно, что брак по-настоящему состоялся?

В общем, логическим следствием «российско-украинского брака» стала новая русско-польская война. Она шла успешно для нас — но в 1655-м на Речь Посполитую напала Швеция. Поляки, терпящие поражение, зажатые с двух сторон, предложили Москве мир (Виленское перемирие 1656 г.). При этом Алексею Михайловичу обещалась фантастическая вещь: он избирается польским королём, а Московское царство входит в конфедерацию с Речью Посполитой…

Речь Посполитая — это ведь и так союз Польши и Великого Княжества Литовского? А будет Польша плюс Литва Плюс Россия — огромная, на полконтинента, единая христианская сверхдержава с московским царём во главе. Русская геополитическая мечта того времени! При этом (из песни не выкинешь) Вилен ское перемирие подписали без представителей Хмельницкого. Но ведь новая схема заодно решала и украинскую проблему!

Уязвлённый Богдан предупреждал молодого царя: поляки обманут (так и вышло). Хотя саму идею в принципе одобрил. Его враг — Польша. Если она стихнет после вот такой комбинации — почему нет? Но для подстраховки создал «Раднотскую коалицию»: казаки в союзе с Швецией, Трансильванией, Бранденбургом и одним из польских магнатов – Радзивиллом —  воюют против польской короны. Правда, тут уже казаки не рвались умирать за интересы непонятно кого…

А Россия начала воевать со шведами.

Как пошли бы события — остаётся гадать, но в 1657-м Хмельницкий умер.

Что бывает, когда уходит из жизни сильный единый лидер? Правильно, его соратники начинают грызться между собой. А были это умные, коварные, бесстрашные, жестокие пассионарии. И у каждого своё на уме, и опять же своя игра…

Первым показал Москве зубы гетман Иван Выговский — ещё недавно правая рука Хмельницкого. Заключил союз с поляками, начал войну против русских. Той же тропою пошёл сын Богдана Юрий Хмельницкий. Начиналась «Руина» — кровавая междоусобица запорожских группировок, бесконечная гражданская война.

Хотите сойти с ума — откройте того же Костомарова, других авторов и попытайтесь разобраться в происходившем на Украине в те годы. Посыпалось всё… Тетеря, Дорошенко, Брюховецкий, Ханенко, Многогрешный и так далее — «на два украинца три гетмана», калейдоскоп имён, распад территории, череда взаимных войн, разорение земель, отдача их на растерзание то крымцам, то полякам, то туркам, союзы, заключаемые и тут же предаваемые, политические кульбиты… Сколько это длилось? По одним оценкам — двадцать лет, по другим — сорок. И Россия была вынуждена участвовать, лить кровь, терпеть измены, решать, на кого ставить…

Однако при всём том будем помнить: есть политики и есть просто люди. Российско-украинский выбор 360-летней давности определяли не одни лишь взгляды Хмельницкого и реалии той эпохи, но и взаимное тяготение украинцев и русских. Братские народы! — Это выражение не стало затёртым от времени.

И оно — на все времена.

Один ус польского шляхтича

КОНЕЧНО, тогдашняя Украина взорвалась бы всё равно, и до Хмельницкого была долгая череда других — неудачных выступлений. Но в данном случае детонатором стала  история, достойная стать сюжетом киномелодрамы или боевика.

Зиновий-Богдан Хмельницкий происходил из реестровых казаков — они официально признавались польской властью, служили Польше, получали жалование. Прославился как знаменитый храбрец и яркий военачальник, за подвиги (между прочим — в боях с русскими) король Владислав IV наградил его золотой саблей. Хутор Хмельницкого Суботов граничил с хутором польского шляхтича Чаплинского. Как часто бывает, соседи враждовали. Чаплинский даже подстроил арест Хмельницкого, но тот сбежал из тюрьмы и пожаловался королю. Готовилась очередная война, Владислав был заинтересован очередная война, Владислав был заинтересован в казаках и наказал Чаплинского своеобразно: велел сбрить один ус. Уязвлённый Чаплинский зациклился на идее мести Хмельницкому. В 1647 г., выбрав момент, когда того не было дома, он устроил налёт на Суботов, хутор разорил, забрал (и силой женил на себе) молодую красавицу Елену, с которой Хмельницкий жил после смерти жены и собирался венчаться, а Богданова подростка-сына засёк до смерти. Обезумевший Хмельницкий бросился искать защиты. И тут выяснилось: поляки готовы ценить казака как солдата — но не сочувствовать в споре с природным шляхтичем. Сейм оценил моральный и материальный ущерб Хмельницкого в ничтожные сто злотых (одних убытков было на 20 тысяч), а король отмахнулся: мол, двое мужчин с саблями могут разобраться сами. Что ж — Богдан обнажил саблю. Но только против всей Польши.

 

Георгий ДЕЖКИН

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>