Хроника истории разведки и добычи углеводородного сырья в Минусе

Геология | 2 комментария

 

(материалы для книги о МИНОМЭ)

По сведениям из сборника «Специальное информационно-аналитическое издание «Природные ресурсы Красноярского края» и другим источникам.

рисунки 007

 

1870 г. – Крестьянин С. Гуляев впервые на территории Красноярского края, на берегу р. Сыя  (левого притока р. Белый Июс),  обнаружил выходы «горного масла» (битумоида).

1904-1905 гг. – Фирма «Нобиле» в бассейне р. Теи (Хакасия) пробурила первую в Красноярском крае нефтепоисковую скважину.

1930-1932 гг. – Работала  первая экспедиция ВНИГРИ под руководством Д.Г. Сапожникова с целью проверки заявок о наличии признаков нефтегазоносности в Минусинской котловине.

1945 г. —  В связи с этим,
 по заданию Миннефтепрома во ВНИГРИ под редакцией Н.А. Кудрявцева в 1945 г. была завершена разработка программы «Перспективы нефтегазоносности Западной Сибири». В этой работе на основе всестороннего анализа ранее проведенных исследований коллектив авторов отнес Кузнецкую и Минусинскую котловины к перспективным и первоочередным объектам для проведения в них региональных и поисковых работ на нефть и газ, включающих глубокое бурение. При этом Н.А.Куд­рявцев рекомендовал для постановки глубокого бурения в первую очередь Южно-Минусинскую котло­вину, основываясь на наличии многочисленных прямых признаков нефтегазоносности в широко разви­тых здесь отложениях девонского возраста и на более полной информации о её геологическом строе­нии. В качестве конкретного объекта для постановки поискового бурения была предложена Быстрянская антиклиналь, расположенная в центре котловины, в 6 км к северу от г. Минусинска. Упомянутая выше программа работ была утверждена Правительством СССР 14 октября 1947 г. Осуществлять ее реализа­цию было поручено тресту «Запсибнефтегазгеология», расположенному в г. Новосибирске.

1948 г.Для этой цели трест «Запсинефтегазгеология» в 1948 году создал в г. Минусинске нефтепоисковую экспедицию. Главным геологом экспедиции был назначен Г.Г. Цибизов, имевший к этому времени уже значительный опыт производственной деятельности в Краснодарском крае и в Крыму. Именно Г.Г. Цибизовым была намечена на карте и 28 июня 1948 г. выдана на местности точка для бурения скважины № 1 на Быстрянской площади, явившейся скважиной-первооткрывательницей Быстрянского газового мес­торождения.

Для производства работ на этой площади в составе Минусинской нефтепоисковой экспе­диции была создана Быстрянская нефтеразведка, начальником которой был назначен А.Х. Полозков, а старшим геологом  В.И. Зильберман.

1949 г. — Проходка первой скважины на Быстрянской площади была нача­та 8 февраля 1949 г. Ее бурение осуществляла бригада мастера С. М. Мельникова.

Осенью 1949 г. на Быстрянской площади были начаты проходкой еще две скважины:  № 2 и № 3. Наряду с глубоким бурением программой работ в Южно-Минусинской котловине были предусмотрены значительные объе­мы колонкового бурения, геологосъемочных работ и работ по строительству производственной базы и жилья.

Руководство Минусинской экспедиции не справлялось с выполнением объемов, предусмотрен­ных этой программой.

В связи с этим 10 июля 1950 г. вышло постановление Совета Министров СССР «О мерах по обеспе­чению выполнения Министерством геологии СССР плана по поискам и разведке месторождений нефти и газа в восточных районах СССР».

В соответствии с этим постановлением работы на нефть и газ в Южно-Минусинской котловине из Министерства геологии СССР были переданы Министерству нефтяной промышленности, которое изда­ло приказ № 218 от 17 августа 1950 г. об организации на базе действующих на юге Красноярского края нефтеразведочных организаций треста «Минусиннефтегазразведка» с местоположением в г. Абакане. Исполняющим обязанности управляющего трестом был назначен Н.П. Рачилин, главным геологом Г.Г.Цибизов, главным инженером  Г.А. Летуновский.

Так в Красноярском крае было создано первое специализированное на проведение работ по поис­кам и разведке месторождений нефти и газа предприятие, явившееся впоследствии родоначальником ряда специализированных на нефть и газ производственных и управленческих структур. Тем временем, начатая бурением в июле 1948 г. скважина № 1 Быстрянской площади, к марту 1951 г. достигла забоя 1881 м и 2 марта 1951 г. в процессе бурения начала интенсивно газопроявлять и затем, выбросив весь глинистый раствор, перешла в открытое фонтанирование сухим углеводородным газом.

газовая скважина около с Быстрая

После длительных работ по глушению газового фонтана скважину обсадили эксплуатационной ко­лонной до глубины 1845 м, и в марте 1952 г. провели ее испытание. Дебит газа составил 140 000 м3 в сутки, пластовое давление -181 ата, температура продуктивного пласта — 323 градусов  Кельвина. Продуктивный гори­зонт представлен мелкозернистыми, кварц-полевошпатовыми песчаниками илеморовской свиты сред­него девона.

Промышленный приток газа, полученный на Быстрянской площади, естественно, добавил много   оптимизма в оценку перспектив всего региона. Одна за другой стали  активно вводиться в колонковое и глубокое бурение и другие площади.

С ростом объемов работ в структуре треста «Минусиннефтегазразведка» были созданы Минусинская и Хакасская конторы разведочного бурения, размещенные соответственно в городах Минусинске и Черногорске, геолого-поисковая контора и Центральная комплексная ла­боратория (в г. Черногорске), контора геофизических работ в г. Абака­не. Развитию их производственных мощностей и укомплектованию достойным кадровым составом активно содействовал  Михаил Алексе­евич Потюкаев, назначенный в октябре 1950 г. управляющим трестом «Минусиннефтегазразведка», прошедший к этому времени хорошую школу производственника и управленца, поработав в период с 1939 по 1951 гг. в нефтеразведочных организациях Башкирии в дол­жностях: начальника буровой, главного инженера и директора конторы бурения, а затем — управляющего трестами «Башнефтеразведка» и «Башзападнефтеразведка». Бывший главный геолог треста «Минусин­нефтегазразведка» Андрей Михайлович Волков (ныне доктор геолого-минералогических наук, профессор Тюменского индустриаль­ного университета), несколько лет поработавший в «одной упряжке» с М.А. Потюкаевым, так отозвался о нем: «…человек  с  размахом, пре­красный организатор, мог устроить грандиозную публичную головомойку за какую-нибудь руководящую глупость и в то же время сделать все, что в его силах, чтобы помочь человеку в беде …. В те годы, когда еще не зарубцевались раны войны, когда процветал культ личности, он не на словах, а на деле проявлял заботу о людях. В те времена, когда геологи почти не строили жилье, все сотрудники треста жили в отдельных квартирах. На «развед­ках» положение было посложнее, но в целом обстановка с жильем была лучше, чем сейчас в столице нефтяного края Тюмени».

.

1956 г. – в г. Абакане создана промыслово-геофизическая экспедиция по исследованию скважин.

1959 г. – нефтепоисковые работы, проводимые в Красноярском крае, переданы в КТГУ (Красноярское территориальное геологическое управление). Ликвидирован трест «Минусиннефтегазразведка».

1959 г.  —  открыто  месторождение углеводородного сырья, расположенное недалеко от села Новомихайловка Алтайского района республики; открыла Минусинская экспедиция нефтегазоразведки. Геологи пробурили восемь скважин глубиной от 1893 до 2851 метра, и семь скважин порадовали явным присутствием углеводородного сырья. По предварительному прогнозу, только запасы газа на разведанном участке превышают 33 миллиарда кубометров.

1961 г. – начато внедрение скважинной геофизики для изучения околоствольного пространства при разведке и поисках рудных месторождений Начальником КТГУ назначается В.Д. Челышев, гл. инженером работает Н.Ф. Рябоконь, гл. геологом А.С. Аладышкин. В Красноярске в составе КТГУ организована Красноярская контора разведочного бурения (ККРБ), Минусинская контора бурения преобразована в Южную нефтеразведочную экспедицию.

31 июля 1973 — Первое объявление Тагарской сейсморазведочной партии в газете «Искра Ильича» ( г. Минусинск) о приеме на работу будущих сейсморазведчиков в Минусинской котловине. . Это было первое публичное объявление о наборе кадров для сейсморазведочных работ на юге края – прелюдия к поиску нефти и газа в Минусинских котловинах.  К концу 1973 года была создана сейсмопартия  для изучения перспективных площадей в Минусинской котловине. Производственная база находилась в самом Минусинске, комплектовал ее назначенный там начальником партии Бутузов Геннадий Яковлевич. А камеральная группа два года базировалась в п. Геофизиков ( Богучаны). Старшим геофизиком в эту партию был назначен Гейда Михаил Васильевич, геофизиком Гниломедова Н. И.

«…Вскоре после окончания полевого сезона, как я уже говорил, меня перевели в Тагарскую партию, работавшую в Минусинске, так что с лета 1974-го я чуть больше года почти безвыездно провел на юге края. Вспоминаю об этом главным образом потому, что именно тогда я и  сам впервые осознал, насколько успел сродниться с Богучанами. Еще потому, что именно с этого времени начала свою историю Борская ГЭ. Она была образована в 1975 году как раз на базе Минусинской партии, и с 1 июля я был официально откомандирован в распоряжение Борской ГЭ. Я тогда был единственным геофизиком-интерпретатором в Минусинске, поэтому обстоятельства клонились к тому, что мне здесь пришлось бы задержаться надолго, если не навсегда. А это никак не согласовывалось с моими намерениями. Работа в Минусинске мне нравилась, специалисты тоже. В числе прочих работ я с удовольствием занимался там прогнозом мощности песчаного слоя, залегающего у дневной поверхности. Помнится, в некоторых местах она доходила до 130 м, и, конечно, радовало, когда по первым вступлениям преломленных волн удавалось сделать прогноз с точностью до нескольких метров. Очень интересно было присутствовать при выработке способов погружения зарядов под пески такой мощности. Этим занимались руководители буровых работ Богучанской ГЭ и треста КНГР Бровкин Иван Семенович и Качурин Павел Андреевич. Нравилось, с какой серьезностью подходили к проблеме получения качественного материала начальник отряда Бобов Юрий Павлович и операторы Кузнецов Николай, Сурков Алексей, позже Скосырский Константин на цифровой станции ССЦ…Виктор Артемович Богдан, главный геофизик Богучанской геофизической экспедиции с  2004 года.

Контора сейсмопартии в Минусинске, приземистое обособленное здание по улице Гоголя  39, побеленное известью, с хоздвором, постройками, со сварными  железными воротами, запирающимися на ночь, стало на год моим первым рабочим местом в Минусинске. И скоро полюбилось, как один из уголков мира, к которым мы привязываемся сердцем. И запомнилось своей неказистой, но многоплановой историей.

Кстати, обмолвлюсь  чуть о себе. Летом 1980-го я переехал семьей – жена, сын, дочь —  из Черемхово Иркутской области в более родной Минусинск. Мой опыт геологоразведчика, после окончания Иркутского политехнического института, имел пятилетний стаж. И не оставлял сомнений в его продолжении в рудных Саянах или Кузнецком Алатау, окружавших Минусинскую котловину крепостным укреплением. Готовясь к этому переезду, предварительно  побывал в Кордовской  и Изербельской ГРП, подразделениях Минусинской ГРЭ, где искал работу. Некая неудовлетворенность перспективами, или простое интуитивное чувство заставило пойти в это обшарпаное, белое знание, в контору,  известную мне ещё с подросткового возраста, как «сейсмопартия». Я даже не думал, что в сейсмике может быть работа для геологоразведчика. Но извечное чувство ожидания новых возможностей, или вариантов, или простое любопытство потянули сюда.

Уже в коридоре конторы на моем пути встал высокий, лукаво-улыбающийся худощавый человек, мгновенно напомнивший мне облики самых близких коллег –полевиков. С первых слов он сразу расположил непринужденностью. И взял в оборот:

— Где работал? – И узнав о «Востсибуглеразведке», переспросил:

– У Игоря  Труханова?

Я был поражен осведомленностью. Подумал о каком – либо совпадении. Но более всего о том, что это наваждение. Имя благоволившего ко мне на прежней работе шефа, главного геолога ПГО  «Востсибуглеразведка» Игоря Труханова,  могло быть не  случайным паролем.

За коротким возбужденным разговором не заметил как оказался в отделе кадров сейсмопартии.

-Оформляйте геологом, — распорядился мой новый знакомый инспектору отдела кадров. И представился  — Я Дудкинский, Владислав Владимирович, главный геолог МИНОМЭ. Игорь – мой однокашник по институту. Знаю, он бездарей держать не станет…

Так я впервые услышал аббревиатуру экспедиции, у которой не было на тот момент даже наружной вывески.

В небольшом на вид помещении, имевшем, впрочем, скрытый от глаз первый уровень,  подвальный  этаж из нескольких комнат, размещался персонал МинОМЭ. Как выяснилось, имелся кроме главного геолога, и главный инженер,  и начальники ПТО, ОТИЗ, Планового отдела,  бухгалтерии; топографы, механики, снабженцы…  А директоров обнаружилось, на мой первый взгляд, даже два: бывший начальник сейсмопартии Геннадий Яковлевич Бутузов и вновь недавно-присланный Михаил Игнатьевич Глушков. Имели свои места и начальники  полевых отрядов (и даже партий), базировавшихся на объектах работ. Сидели по кабинетам и профильные специалисты: геологи — геофизики камеральных работ…

Вскоре узнал, что есть и ещё один адрес в Минусинске, относящийся непосредственно к МинОМЭ –  это деревянное здание на углу улиц Октябрьской и Комсомольской, тоже со двором и постройками внутри территории. Здесь базировалась Опытно — Конструкторская Технологическая  партия МинОМЭ –  структурное подразделение, предназначенное для разработки проектов и конструкторских работ (каких именно – об этом чуть ниже). Среди специалистов профессиональные технологи,  конструкторы, энергетики, машиностроители… Да и пришли – то на работу в это необычное предприятие они, преимущественно,  с Электрокомплекса. В.Г. Дмитриев, Н.Н. Трусов, В. И. Горшков, Клюев, А.Г.Зубков, Ю.И.Якличкин,Т.М Андреева… На тот момент партию возглавлял Юрий Григорьевич Величко.

Дудкинский разместил меня в геологическом отделе, где работали чертежники, в т.ч.  жена Дудкинского Зоя Афанасьевна Колбышева, и Светлана Опарова. Несколько позднее устроилась на работу  геолог Виктория Валерьевна Тарасова.

Сейсморазведка ( как и  другая геофизика) – не мой профиль. Институтский объем знаний был, мягко говоря, в этой области поверхностный. Знал о методиках, методах и… только. А предстояла, как геологу, интерпретация сейсмических (геофизических) данных и увязка их с геологическими. Науку пришлось осваивать по ночам и свободное от работы время. Правда, опыт геолога-угольщика здесь пригодился очень кстати: это была геология осадочных толщ, материнских пород для нефти и газа, которыми и интересовалась, прежде всего МинОМЭ. Впрочем, не прежде всего…

Как выяснилось, задача для нового директора и возглавляемой им новой экспедиции была прежде всего не геологическая. И даже не геофизическая. ОПЫТНО-МЕТОДИЧЕСКАЯ!

МинОМЭ ориентировали  на разработку и внедрение в практику геолого-геофизических работ (по поиску и разведке нефте-газоносных структур) новых видов источников сейсмических колебаний. Каких -таких новых?!.  Основным способом создания сейсмических волн, необходимых для изучения геофизическими приборами, были взрывы. Они обезобразили ландшафты земель, в недрах которых предполагалось обнаружить нефть и газ. Огромные взрывные воронки, образовавшиеся на месте  буровых скважин большого диаметра, в которых и взрывались  закладные заряды, необходимо было в последствии  рекультивировать – привести в исходное состояни . Однако, на практике эта задача выполнялась далеко не идеально ( если выполнялась вообще). Да и опасность мощных взрывов, да  небезопасная работа с ВВ…

И вот техническая  наука стала предлагать отказаться от взрывов вообще. И создавать сейсмическую волну другим видом механического воздействия на толщи пород. Например, ударом. Так возникла идея создания новых источников сейсмических колебаний. Именно МинОМЭ стала в Сибири таким пионером.

Интересная была организация! Её профиль, задуманный в министерстве, реализовавшийся под руководством людей, обладавших нестандартным мышлением, богатейшей фантазией и неимоверной напористостью ( бывают же такие!), привлекал сюда подобные же кадры (В. И. Млотэк, В.Г.Сибгатуллин,  ) Чего стоит имя одного Евгения Петровича Анкудинова — уникальной личности. Открытого, заводного, вызывающего уважение способностью располагать к себе.Он часто исчезал из поля зрения – уезжал домой в Красноярск, в командировки на север. Но когда возвращался – притягивал к себе интеллектуальным магнитом.

Одной из неожиданностей для меня стало избрание комсоргом – секретарем комсомольской организации. Это была не обременительная обязанность, но –людная. Основная деятельность сводилась к субботникам –воскресникам…

Как таковых полевых работ мне не предвиделось в ближайшей перспективе. Это немало  угнетало. Вначале объезжали с Дудкинским на экспедиционном УАЗе полигоны бывших взрывных работ на сейсмику: Каратузский, Ермаковский, Шушенский районы…  Надо было закартировать воронки  для тех же рекультивационных работ. Это были ужасающие картины.  Размеры воронок взрыва измерялись сотнями кв.м. Было понятно насколько трудоемки эти работы даже для тяжелых бульдозеров. Кажется, и до сего дня эта работа не завершена. И местные краеведы, изучая ландшафтные окрестности малой родины, склонны к теории вулканического происхождения земли. Здесь  не пашут и не  сеют. На хилых лесных почвах не растут даже грибы. Страшатся  чего-то, что ли?

Позднее вместе с геофизиками мы  выбирали новые полигоны для будущих опытно-методических испытаний. А  эта работа шла в большой степени через геологические  архивы. И поездки в ГеолФонды, сбор и изучение имеющихся геологических сведений по задуманной задаче,   стали для меня на долгое время одним из главных занятий. Это было время многочисленных командировок. В Красноярск, Енисейск, Лесосибирск, даже Норильск (но это отдельная история). Командировки, как известно,  имеют свои стороны – хорошие и плохие. Среди хороших – культурная программа: театры, музеи, новые люди. Знакомства. Среди плохих – вокзальные ожидания, неопределенный режим дня-ночи, и питания… Достоянием, извлеченным из  геологических фондов, стала полновесная картина всей истории нефте-газо-поисковых работ на территории Южно-Минусинской впадины. Вот, например, лишь некоторые геологические отчеты, которые я тогда изучал:

Предварительные сведения к отчетам горно-разведочных работ в 1929 г. в Минусинском уезде 1929 Сводный геологический очерк Хакасской Автономной области

Очерк 1938

О поисках нефти в Минусинско-Ачинском райне и в Кузбасе 1933

Геология южной части Минусинской котловины и поиски нефти. 1939 Ленинград          Результаты геологических исследований в окрестностях Абаканского солеваренного завода ( Минусинская котловина )

Тематические работы Груза В.В. Девонские геологические формации Минусинской котловины и ее складчатого обрамления. Полезные ископаемые. Рекомендации по поискам нефти и газа Промежуточный отчет по теме: «Составление металлогенической карты Минусинской котловины и ее складчатого обрамления, полезные ископаемые, рекомендации по поискам нефти и газа» 1960 г

Структурно-тектоническая характеристика Южно-Минусинской впадины по данным геофизических методов разведки 1963

Стратиграфия и фации девонских отложений Минусинских впадин 1960

Колесник Г.В. Геологический отчет о результатах структурного бурения на Северо-Тагарской площади 1955

Стратиграфия и флора верхнепалеозойских отложений Минусинской котловины 1955

Тыжнова О.В. Геологическое строение антиклинали Быстрянской, Тагарской и Алтайского сользавода Минусинского бассейна и смежных с ним участков, лист №-46-ХХ  1943

Одна из командировок – в Енисейск, ПГО «Енисейсгеофизика», запомнилась особенно. Здесь впервые познакомился с Виктором Газизовичем Сибгатуллиным, изумительным собеседником, вообще очень неординарным человеком, в то время главным геофизиком Объединения. В командировке здесь уже жили В.Г. Чистяков, главный инженер МинОМЭ и Ю.В.Величко, начальник ОКТП. Они по своим делам, а я с защитов проекта и сметой по одному из очередных плановых объектов.

В проекте Виктор Газизович сделал ряд не существенных замечаний, исправить которые не составило большого труда. А вот смету прорабатывала «дежурная» специалистка-сметчица, ас своего дела, женщина бальзаковского возраста и плотного… так сказать… тела. Смету пришлось расшить, пересчитывать, вносить корректировки, перепечатывать страницы… И чем дальше, тем придирчивее становился ас. Я уже видел, что это мелочные придирки. Что она нарочно изводит меня необходимостью переделок… Подолгу сидит со мной в камералке и выискивает погрешности. Одним словом, мурыжит меня. Наконец,  я понял: она  готова все сделать и сама, и быстро, но в ответ на мою, так сказать … мужскую  благосклонность!

Терпение кончалось. Кончались и деньги, но… утром все начиналось снова. Вечером я, в компании с Чистяковым и Величко, пытался найти путь избавиться от этой… нудной  работы. Срок командировки вышел из графика. Чистяков пообещал обратиться Сибгатуллину. Самому мне не советовал – субординация! Но я пренебрег. Нашел Сибгатуллина, сказал: « В.Г. сильно хороший сметчик. Очень сильно хороший. Просто невыносимо хороший! А я плохой парень. Что мне делать?». Сибгатуллин, видимо,  хорошо знал слабость В.Г. И в тот же день я улетел домой! « Геология, геология, геология, итиш твою мать!» — как сказал позднее один знакомый поэт.

Не помню когда (1981-1982 гг), но вскоре из здания бывшей сейсмопартии мы переехали в новый административный корпус, за город. Здесь уже, кроме  конторы,  было построено ряд новых  сооружений: огромные  склады, гаражи… И стройка активно продолжалась: была заложена столовая, и главное, – первый  цех будущего завода по выпуску источников сейсмических колебаний – ИСК. Сначала его посадили на сани, потом на трактор. И наконец, на машину.

Теперь у меня был свой кабинет, с окнами на юг, с новой мебелью, и  новой должностью … — старший геолог. В.В.  Дудкинский передоверил мне многие из своих дел. Я писал геологические  главы в проекты, отчеты. Изучал фондовые материалы и составлял карты для будущих полигонов. Сводил множество геологических данных в единую картину нефте-газоносности  Южно Минусинской впадины.  Рутина. Полевых работ так и не было. Перспективы профессионального роста, как геолога, мне не было. И угнетала  слабая геофизическая подготовка. Реальную жизнь полевых ЭРП ощутил  лишь однажды.

Произошел несчастный случай. Покончил жизнь суицидом один из молодых специалистов полевой партии.  Точнее, в первый момент нам сообщили, что он куда-то пропал,  случайно став  виновником ДТП, в котором разбилась дорогая геофизическая станция. По распоряжению Глушкова мы выехали на его поиски. Нашли действительно со смертельной огнестрельной раной.

Внезапно, в момент пересмотра штатного расписания, меня назначили старшим… геофизиком. Я не понимал такого назначения. Пока не перевели в ПТО. Уезжал в отпуск, с последующим увольнением, старший геофизик ПТО Сергей Логунов. Я должен был заменить его. Ушел в отпуск и Владимир Николаевич Макеев, и в одночасье я стал начальником ПТО. Точнее, и.о. Эта кадровое передвижение показало мне: пора возвращаться в настоящую геологию. Которой учился, и где мог ещё реализовать свой потенциал.

Написал заявление «с переходом в МГРЭ…». Куда и перешел, спустя пару  месяцев.

Но это уже другая история» .А.К. Болотников, бывший геолог МИНОМЭ.

В 1978 г. в п. Бор в Борской» геофизической экспедиции был впервые изготовлен опытный образец импульсного сейсмического источника, основанного на электродинамическом принципе.

1979 г. – вышло постановление ЦК КПСС и Совмина СССР № 265 «О мерах по усилению геологоразведочных работ на нефть и газ в Восточной Сибири».

В августе 1979 года на базе геофизических организаций треста «Красноярскнефтегазразведка» было организовано геологическое объединение ГПО «Енисейгеофизика» (Приказ  06.08.79  № 474 г. Москва «О создании Енисейского производственного геологического объединения по геофизическим работам «Енисейгеофизика» (главным геофизиком объединения «Енисейгеофизика» назначен   В. Г. Сибгатуллин).

«…Включить в состав объединения Таймырскую, Борскую, Богучанскую, Илимпейскую геофизические экспедиции, Минусинскую опытно-методическую геофизическую экспедицию и Специализированную опытно-методическую экспедицию автоматизированной системы управления и обработки геолого-геофизической информации».

 

Перед объединением ‘Енисейгеофи­зика» были поставлены задачи по изучению глубинного геологического строения территории Красноярс­кого края, районированию территории по перспективам нефтегазоносности, проведению региональных и поисковых работ с целью выявления, опоискования и подготовки к глубокому бурению нефтегазоперс­пективных структур и объектов АТЗ.

Приказом Мингео СССР № 253 от 31 июля 1979 года предусматривалось выполнить подготовку структур и объектов АТЗ в течение X, XI пятилеток (1979-1985 гг.) на территории Красноярского края в количестве 58 объектов суммарной перспективной площадью 9400 км2.

В октябре 1979 года в соответствии с приказом Министерства геологии РСФСР № 461 от 31.07.79 г. в составе ПГО «Енисейгеофизика» была образована Минусинская опытно-методическая экспедиция, в задачи которой кроме геофизических исследований входило создание опытного производства для выпуска невзрывных источников с последующим их внедрением в практику сейсморазведки.

Приведем приказ полностью:

Министерство   геологии РСФСР  ПГО » Енисейгеофизика»

П   Р   И   К А З                                № 16                                         г. Красноярск

«Об организации Минусинской опытно-методической  экспедиции»

В целях совершенствования организационной структу­ры геофизических работ в направлении усиления специализации опытно-методических исследований в соответствии с приказом    Мингео РСФСР №461 от 31.07.79г

 

ПРИКАЗЫВАЮ:

1.  Организовать с 1 октября 1979  года в составе производственного геофизического объединения «Енисейгеофизика» Минусинскую опытно-методическую экспедицию хозрасчетную  на самостоятельном балансе с местом базирования в районе гор. Минусинска.

2. Основными задачами Минусинской  опытно-методической экспедиции считать:

—    производство комплексных геофизических исследо­ваний в Минусинской впадине с целью  уточнения перспектив  нефтегазоносности и создания геофизической основы для планирова­ния буровых работ на нефть   и газ;

—  создание  в гор. Минусинске опытного  геофизического производства для выпуска нестандартного геофизического оборудо­вания (невзрывные  источника и т.д.)

—   внедрение  в практику    сейсморазведки невзрывных

источников и разработка на их основе   эффективной методики поиска и  подготовки к бурению нефтеперспективных структур в   сложных сейсмогеологических условиях Сибирской платформы;

—   разработка методики комплексной   интерпретации  геолого-геофизических данных на базе геофизических исследо­ваний, выполненных в междуречье Ангары и Подкаменной Тунгуски.

3. начальником минусинской опытно-методической экспе­диции с 1 октября 1979 года назначить Глушкова Михаила Игнатьевича с окладом по штатному расписанию.

4.заместителем  начальника Минусинской опытно-методи­ческой экспедиции  по общим вопросам с возложением персональной  ответственности за строительство  опытного геофизического производства назначить тов. БУТУЗОВА Геннадия    Яковлевича, освободив его от прежней должности начальника Тагарской

партии. Установить т. Бутузову Г.Я.  оклад в соответствия со штатным  расписанием.

5.Начальнику Минусинской опытно-методической    экспеди­ции тов. Глушкову  М.И. в срок до I ноября 1979г. разработать и представить на утверждение организационно-технические  ме­роприятия,  положение об экспедиции и обоснование ее структуры.

6. Для выполнения поставленных задач   передать с I октября 1979 г, в состав Минусинской  опытно-методической экспедиции:

а/.Из Борской геофизической экспедиции Чамоинскую  сейсмо- разведочную партии № 57/79-80 и Опытно-производственную партию № 53/79-80 ,

б/. Из Илимпейской геофизической экспедиции : Тагарскую

геофизическую партию № 76/79-80

в/. Из   Богучанской геофизической экспедиции партию

«Вибролокатор» и  Тематическую  партию № 11/78-80.

7. начальникам Борской геофизической экспедиция

Млотэк В.И. Илимпейской   геофизической экспедиции Неустроеву А.А., Богучанской геофизической экспедиции Немкову .А. передачу партий произвести с численный составом, аппаратурой, транспортными средствами, производственными , жилыми помещениями,  занимаемыми   упомянутыми вышепартиям  по    состоянию на  10.10.1979г.

Акт о передаче представить в объединение до 20 октября с.г.

8.Сохранить за т. Глушковым М.И. методическое руководство тематической партией № 11/78-80.

9. начальнику Минусинской ОМЭ открыть счет финансирования и расчетный счет в Минусинском отделении Стройбанка и Госбанка СССР.

10.начальнику Минусинской ОМЭ тов. Глушкову М.И. в срок до 15.10.79 г. представить на утверждение проект штатного расписания АУП на IV квартал 1979г., начальнику финансового отдела объединения тов. Фадеевой предусмотреть выделение лимита предельных ассигнований на содержание АУП экспедиции на IV  квартал 1979г.

11. контроль за выполнением приказа оставляю за собой.

 

Генеральный директор    О.Ф.Лапшин

Зам. Генерального директора

Главный инженер

Главный геофизик    В.Г. Сибгатуллин

Главный геолог

Разослать:  в дело. В кадры, ТКЗКрасСомэ ТГЭ Минусинск ОМЭ.

 

 

В течение короткого времени недалеко от г. Минусинска были построены корпуса с цехами, административное здание, жилой многоквартирный дом.

Использование невзрывных электромагнитных источников ряда «Енисей» позволяет решать весь круг нефтегазопоисковых и структурных задач на региональных поисковых стадиях исследований, в модификациях съемок 20, 30

Енисей на базе  трактора К-Эффективная работа с источниками «Енисей» требует соблюдения определенных условий:

Группирование 4-6 невзрывных источников на базе, меньшей размеров неоднородностей в ЗМС не выше базы группирования сейсмоприемников и не выше расстояния между пунктами приема.

Чувствительность канала записи регистрирующей аппаратуры должна позволять регистрировать сигналы вплоть до 0.1 мкВ.

Сейсмостанция должна быть оборудована накопителем-коррелятором на базе современного программного обеспечения.

При работе в зимний период профиль должен быть подготовлен для работы с невзрывными источниками. Обязательна технологическая проминка, накат колеи для санных источников.

При работе сейсмоприемников, имеющих нелинейную характеристику в полосе частот до 10 Гц, целесообразно подавить низкочастотные волны-помехи (частоты до 10 Гц) уже на этапе регистрации, обеспечив тем самым масштабирование амплитуд сейсмозаписей отраженных волн и фона волн -помех в аналого-цифровом преобразователе (АЦП) с минимальной ценой «масштабной линейки».

Вышеперечисленные эксплуатационные характеристики и выбор санной транспортной базы для модификаций «Енисей СЭМ» обеспечивают применение и проходимость электромагнитных источников в зимний период в любой зоне Крайнего Севера. А источники на шасси «Урал-4320» могут применяться как в летний, так и в зимний периоды в диапазоне климатических условий от южных пустынь и полупустынь до лесотундры.

Как показала практика работ с электромагнитными источниками, сила воздействия их излучателей не превышает динамический предел прочности грунтов (излучатели «Енисей КЭМ»), накатанной в снегу тракторной колеи («Енисей СЭМ»). В том и другом случае следы разрушения грунта, снежной колеи от плит излучателей (полозьев) отсутствуют. Следует подчеркнуть экологическую безопасность электромагнитных источников сейсмических колебаний. Структура грунтов и растительность под излучателями практически сохраняются в естественном состоянии. Применение «сухих» экологически чистых аккумуляторов обеспечивает электробезопасность и экологическую чистоту при возбуждении упругих колебаний.

Положительные результаты применения электромагнитных источников упругих колебаний «Енисей СЭМ, КЭМ» получены в разнообразных сейсмогеологических условиях Сибирской платформы, Западно-Сибирской плиты, Астраханского свода, Саратовского Поволжья, Южно-Минусинской межгорной впадины, при работах ЗЭ в Юрубчено-Тохомской зоне.

 Уже в 1981 году начались работы по сборке и монтажу первых моделей источников. Импульсные невзрывные электромагнитные источники совершенствовались инженерами «Енисейгеофизики» в содружестве с учеными Харьковского политехнического института (1979-1984 гг.) и Тольяттинского политехнического института (начиная с 1986 года). Сотрудничество дало положительные результаты: расширялся модельный ряд источников, проверялись варианты различных способов возбуждения упругих колебаний. Импульсные электромагнитные источники получили название «Енисей», в котором удачно сочетались имя великой сибирской реки и звучание, ориентирующее на сейсмику.

 

В период с 1982 по 1989 год опытное производство выпускало шесть моделей невзрывных источников «Енисей», которые с успехом применялись в самых разнообразных климатических условиях, от районов Крайнего Севера до зон южных пустынь. В первую очередь они применялись на территории Красноярского края: уже в 1990 году объем невзрывной сейсморазведки в ПГО «Енисейгеофизика» был доведен до 50% (9000 п.км из 18000 п.км).( Виктор Газизович Сибгатуллин  в 1983 по 1986 гг.  главный инженер объединения «Енисейгеофизика»).

. «…Каждая экспедиция была самостоятельным предприятием, имела свой расчетный счет, но полной свободой не обладала — все планы жестко утверждались. Конечно, экспедиции могли спорить и доказывать, что надо делать или что не надо, но демократия была ограниченная — окончательное решение принималось в ПГО «Енисейгеофизика», а основной план для ПГО утверждало министерство. Поскольку было много спорных вопросов, эффективно действовал геофизический методический совет. Я был главным геофизиком объединения: мы регулярно раз в три месяца собирались на два-три дня — все главные специалисты подразделений экспедиции. Приглашалась самая высокая наука из Москвы, Новосибирска и  обсуждались различные предложения и большие темы.

Но были и свои задачи, которые родились у нас, а потом стали очень значимыми. Вот завод в Минусинске возник — производят сейчас небольшими сериями электромагнитные невзрывные источники сейсмических колебаний «Енисей». Невзрывные источники — важнейший элемент, без которого на Сибирской платформе с нефтепоисковыми работами просто не справишься. Сначала нам очень хотелось иметь те красивые заграничные вибраторы, которые работали в Западной Сибири, а мы видели их на картинках. Теперь, задним числом, можно сказать: «Спасибо, что не дали!» Потому что эти монстры здесь не годятся. Но и бурить множество глубоких скважин, чтобы опускать заряды на оптимальную глубину, в наших условиях невозможно. К счастью, в «Енисейгеофизике» мы убедились, что можно получить неплохой эффект обычным ударным воздействием: у нас верхняя часть разреза жесткая, высокоскоростная — в отличие от Западной Сибири.

В геофизической среде всегда очень много толковых людей, но в большинстве — традиционно мыслящих и недостаточно сумасшедших. А у нас как раз был свой «сумасшедший» (в хорошем смысле этого слова) — он и сейчас сохраняет энергию и бодрость духа, хотя ему уже 86 лет! Евгений Петрович Анкудинов — такой человек, что и на том свете будет продолжать что-нибудь изобретать. Он был носителем идеи электродинамического источника — это две катушки с током, когда пускается по ним ток в разных направлениях, они отталкиваются. Если положить одну на землю, вторую сверху, и дать импульс — получится ударное устройство. Таков электродинамический принцип, потом он был изменен на близкий по схеме — электромагнитный. Когда Евгений Петрович это направление с электродинамическими источниками возглавил, мы связались с Харьковским политехническим институтом, что помогло решить технологические вопросы.

В геофизике электродинамических источников в то время вообще не было, а из невзрывных были примитивные разных типов: ударные, когда чугунная баба падала, были пневматические, где газ в цилиндре взрывается. Так что это целиком наша разработка: именно Анкудинов начал успешно развивать электродинамический принцип — он тогда работал в Борской экспедиции начальником партии. Там, в Боре, мы и провели первые испытания в присутствии авторитетной комиссии в 1979 году. Работу Анкудинова продолжил Смирнов, он сделал колоссально много и в теоретическом, и в практическом плане, и во внедрении. Наконец, впервые в промышленном масштабе мы запустили изготовление невзрывных источников на предприятии, созданном для этого в Минусинске.

Нам пришлось очень туго, потому что на эти работы денег не давали, приходилось как-то химичить. С одной банкиршей у нас даже   состоялся   примечательный   разговор. Она умная женщина, знала, что мы «отвлекаем средства на нецелевое использование», и говорила:  «Знаю,   что  ты   обманываешь. Но если ты оформишь документы так, что я не найду подвоха, черт с тобой! Найду — финансирование сниму,  заплатишь  штраф, и с  работы   попросят».   Извернулись,   профинансировали   тематику,   сделали   первый макет. Подготовили  проект завода и летом 1979 года еще в рамках треста начали разворачивать производство в Минусинске. Нескромно, но считаю себя автором этого завода, потому что добивался решения, и мы, преодолевая все трудности, завод построили. Потом уже пошло развитие — наши конструкторы и ученые из Тольятти предложили важные усовершенствования.

Первое, что мы получили — оплеухи от официальной науки. Основные причины войн в истории человечества: жадность и зависть. В научной среде вторая беда особенно широко развита. Господин Шнеерсон — очень неплохой специалист, но в тот момент он, видимо, был подвержен распространенному в научной среде заболеванию. Поэтому он информировал Министерство геологии, что все изыски «Енисейгеофизики» с невзрывными технологиями — это бредни, что «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». В своем институте ВНИИ «Геофизика» он был главным по невзрывным технологиям — занимался вибраторами, американской техникой, газовыми пушками — импульсниками «Аэрган».

Но мы все равно для себя источники выпускали, все больше убеждаясь, что они нормально работают и материал дают хороший. А чтобы критикам окончательно заткнуть глотки, мы в 1988 году наш источник свозили в США на полигон фирмы «ЭКСОН». Там провели сравнительные испытания со всеми известными в то время невзрывными источниками. Мы были заинтересованы в том, чтобы продвигать нашу продукцию на мировой рынок, а у американцев, наверное, был свой интерес — рассчитывали какие-либо наши технологические решения разведать. Поэтому они предоставили свой полигон в Хьюстоне. Мы туда на корабле доставили наши источники. Провели испытания, и американцы вынуждены были подписать акт, что наши источники ничем не уступают их моделям. Сейчас этот акт хранится в архивах ОАО «Енисейгеофизика». Важно и то, что большая часть зарубежных невзрывных источников гидравлического типа, но с гидравликой можно работать где-то в Персидском заливе, но не в Сибири при морозе в сорок пять градусов. А наша техника работает в любой мороз и в любую жару. Никаких движущихся деталей, никаких поршней. Таким образом, мы доказали горе-теоретикам свою правоту.» В Г Сибгатуллин

 

«…Задача была поставлена на пятилетку:  увеличить имеющиеся объемы в 10 раз. Для того, чтобы выполнить намеченное, мы начали организовывать новые экспедиции, которые потом самостоятельно развивались, например, Минусинская экспедиция — это сначала одна из партий Богучанской геофизической экспедиции. Так называемая, опытно-методическая партия — в задачи которой входила работа в Минусинской котловине.

Потом, когда начали внедрять нашу разработку — новые невзрывные источники, то базой их производства также стал Минусинск.

В Минусинске организовали производство, минизавод — Сибгатулин его в шутку называл  «наш свечной заводик». Этот «заводик» превратился в хорошую производственную базу. Занимался этим Глушков Михаил Игнатьевич, руководитель Минусинской геофизической экспедиции. Тоже очень деловой мужик. До этого он работал начальником ГЭ. Там они с Сан Санычем Неустроевым  не  сошлись характерами. Сан Саныч, как уже сказал, не любил подчиняться, а работал он главным инженером — хочешь  не    хочешь    главный     инженер, все-таки, в некоторых вопросах должен подчиняться начальству. Начались у них конфликты, мешающие работе. Тогда начальником треста работал Млотэк Валерий Иосифович, он поставил перед соперниками условие: или пожимаем друг другу руки,  или «придется принимать меры воздействия». Но ни один, ни другой не пошел на компромисс. Поэтому Млотэк уволил обоих. Сначала Глушков работал начальником тематической партии, а потом. когда встал вопрос о Минусинской экспедиции, я предложил ему возглавить ее. И надо сказать, он очень много сделал для становления   этого  предприятия.  Большинство цехов завода «Геотехноцентр», которые действуют по сегодняшний день, были созданы им.

Итак, были большие планы и большие требования. За первые пять лет появились дополнительно Минусинская и Катангская геофизические экспедиции на базе партий Богучанской. В 1985 году — Эвенкийская (Туринская) экспедиция, Игарская экспедиция — в 1986 году. Так, через пять лет объединение, которое начиналось с численности около тысячи человек, выросло по численности работающих до пяти тысяч человек. Задача по развитию геологоразведочных работ на территории Красноярского края, я считаю, была решена.

Обязательно хотелось бы вспомнить тех  ребят, с  которыми  начинали  работать.» Олег  Федорович Лапшин ген. дир. в 1979-1985 гг.

Глушков Михаил Игнатьевич (1931-1993) — талантливый руководитель и организатор производства — в кратчайшие сроки: с 1 октября 1979 года (даты основания экспедиции) за два-три года создал мощную промышленную базу с административными зданиями, производственными цехами, гаражными боксами, двухэтажным зданием столовой, подсобным хозяйством, самой большой по площади в городе теплицей. Был сформирован высококвалифицированный коллектив специалистов численностью порядка 500 человек, успешно решавший такие разноплановые задачи, как изучение перспектив газонефтеносности южных районов Красноярского края, создание и производство невзрывных источников сейсмических колебаний. Данное уникальное производство выстояло и в трудные 90-ые годы и является в настоящее время единственным предприятием данного профиля на территории России (ныне — филиал «Геотехноцентр» ОАО «Енисейгеофизика»).

4

Уже в конце 1981 года был построен и заселен первый жилой пятиэтажный дом по ул.Ботанической, 33б. Впоследствии для работников экспедиции были построены жилые многоквартирные дома по ул. Кутузова и ул. Кретова, 7. При непосредственном участии МинОМЭ были построены такие важные социальные объекты города как детский сад «Аленький цветочек», аэродром города Минусинска. МинОМЭ создало садоводческое общество «Джойка».

В экспедиции были созданы замечательный хор, вокально-инструментальный ансамбль, сандружина, спортивные команды, которые принимали активное участие в общественной жизни города.

на демонстрации 7 ноября 1982  выезд на отдых  сза столом 3

 

Впервые детальная планировка под жилую застройку нынешнего микрорайона «Юго-восточный» выполнялась по заказу МинОМЭ ПГО «Енисейгеофизика», здесь планировалось строительство жилого микрорайона для работников экспедиции.

Талант руководителя и организатора производства у М.И Глушкова выражался и в подборе кадров коллектива, и в создании максимально благоприятных условий для профессионального роста каждого члена трудового коллектива, и особенно для молодых специалистов, многих из которых он приглашал лично, а затем, в работе, отечески опекая, каждому создавал максимально благоприятные условия для профессионального роста. Какруководителя его характеризует такая деталь. Когда экспедиции срочно  нужны были специалисты, лично поехал в вуз, по-моему, в Алма-Ата, собрал выпускников-отличников. Предложил  высокую оплату иквартиры через два  года. Молодёжь приехала, он полностью выполнил свои обязательства.

 

В дальнейшем МихаилИгнатьевич достойно ушёл на пенсию.

 

«…Значимым результатом возрождения ОАО «Енисейгеофизика» стало восстанов­ление и развитие производства электромаг­нитных импульсных источников на заводе «Геотехноцентр» в Минусинске. За 10 лет мо­дельный ряд источников пополнил КЭМ-4, как развитие КЭМ-2, а среди санных источ­ников появился СЭМ-50. За эти же годы была реализована идея водного источника; «Енисей-ВЭМ» проделал путь от макета до опытной серии.

Владельцы компании благосклонно шли на то, чтобы деньги из прибыли тратились на совершенствование техники. Было даже принято решение о создании централизован­ного фонда по развитию невзрывной техни­ки: юридические лица, входящие в систему «Хантымансийскгеофизики»,      скидывались пропорционально по деньгам своим, и 15 миллионов рублей пошло на модернизацию производства в Минусинске. Это была двух­годичная целевая программа — деньги либо не изымались с нашего счета, либо даже приходили на счет. Конечно, не все причи­тающиеся нам средства поступили, кто-то, как всегда по-русски, схитрил. Но средств хватило и для закупки новых станков, и для создания водного источника, и для модер­низации узлов у других модификаций.»

Владимир Алексеевич Детков ген. директор в 1998-2009гг.

Импульсный невзрывной сейсмоисточник с электромагнитным приводом в целом, а также его основные узлы (импульсный электромагнитный привод невзрывного источника, излучатель невзрывного источника, силовой электромагнит невзрывного источника) являются запатентованными изобретениями и защищены патентами. Невзрывные источники ряда «Енисей» прошли вневедомственные испытания и приемку, сертифицированы; оформлены разрешения Госгортехнадзора на изготовление и применение; получены положительные санитарно-эпидемиологическое заключение и одобрение транспортного средства.

29 июня 1994 года государственное предприятие «Енисейгеофизика» было преобразовано в акцио­нерное общество открытого типа ОАО «Енисейгеофизика» — коммерческое геологическое предприятие, основными видами деятельности которого стали: проведение полевых геофизических нефтегазопоиско­вых работ на территории Красноярского края по заказам (заявкам), поиски, разведка, добыча и перера­ботка нефти и газа и других видов минерального сырья, топографо-геодезические работы, обработка геофизической информации на ЭВМ, выполнение проектных, строительно-монтажных работ; проведе­ние взрывных работ; проведение научно-исследовательских работ в области геологии, геофизики; изго­товление невзрывных источников упругих колебаний в санном и автотранспортном вариантах; марке­тинг на внешних рынках геологической информации по всем видам изготавливаемой продукции и др.

1   3  6

Сейчас в состав акционерного общества входит Илемпейская геофизическая экспедиция, завод по производству невзрывных источников в Минусинске и вычислительный центр. Основным акционером является ЗАО «ГЕОТЕК Холдинг».

 

За прошедший период коллективом экспедиции был выполнен большой объем геофизических работ в Южно- и Северо-Минусинской впадинах, Тувинской впадине и Присаяно-Енисейской синеклизе.

Конструкторским бюро и опытным производством выполнялись работы по созданию  различных   типов   электрических   невзрывных   источников импульсных,   вибрационных,   кодоимпульсных.   В   результате   работ  разработаны и внедрены в производство импульсные электромагнитные   источники «Енисей». В настоящее время они успешно используются при проведении работ в условиях Восточной и Западной Сибири, Прикаспийской впадине, Поволжья и на Камчатке.

5

 

 

 

 

В период перестройки удалось сохранить производственные мощности и кадровый потенциал предприятия, в 1996 году  на базе МинОМЭ создан  «Геотехноцентр».

 

 

Период, начиная с 1992 по 1999 годы, характеризуются резким сокращением объе­мов, лимитов финансирования и численности работников предприятия. Так, в 1993 году объемы работ МОП сократились по сравнению с 1992 годом в 2,5 раза, финансирование работ уменьшилось в 10 раз. Численность работников к 1985 году сократилась в 5 раз (с 6 500 в 1989 году до 1 189 человек — в 1995 году).

Вместе с тем, с 1995 года Министерство природных ресурсов РФ прекратило финансирование поисковых сейсморазведочных работ, тем самым прекратилось пополнение фонда выявленных и подготовленных структур, который для Красноярского края даже в годы стабильной работы и финансирования геолого-разведоч­ных работ, был явно недостаточным.

 

На сегодняшний день коллектив Геотехноцентра, являясь приемником МинОМЭ успешно продолжает работу по совершенствованию передовых технологий, обеспечения сейсморазведочных работ.

2012 г . В настоящее время на предприятии «Геотехноцентр» в г. Минусинске выпускается до 100 невзрывных источников «Енисей» в год. Все модификации – санная, колесная и водная – находят заказчиков среди геологоразведочных экспедиций России, стран ближнего и дальнего зарубежья.

Невзрывные источники упругих колебаний серии «Енисей» — СЭМ-100, КЭМ-2, КЭМ-4, выпуск которых осуществляет филиал «Геотехноцентр», успешно используются при выполнении сеисморазведочных работ на территории Сибирской платформы (Красноярский край, Иркутская область, Республика Саха (Якутия)), Западно-Сибирской плиты, Прикаспийской впадины, в Волго-Уральском и Камчатском регионах. Геологическая эффективность их применения доказана результатами как профильно-площадных регионально-поисковых работ, так и исследованиями на протяженных региональных маршрутах. Это подтверждается значимым ростом уровня машиностроения в период 2006-2007 гг. и высоким спросом на невзрывные источники сервисными геофизическими компаниями, выполняющими сейсморазведочные работы за пределами Красноярского края.

Сегодня наши источники «Енисей»  работают в различных регионах России и за рубежом. Работой ЭМИ «Енисей» остаются довольны специалисты, ведущие сейсморазведку в Восточной Сибири, Западной Сибири, на Урале и в европейской части России. Зарубежные специалисты из компании «Шелл» дали высокую оценку работе наших импульсных источников на месторождении Шубаркудук-Кенкияк в Казахстане. Сравнительные испытания электродинамических и электромагнитных источников «Енисей» показали хорошие результаты в США и Франции. В настоящее время активно ведутся переговоры о поставке источников «Енисей» в Индию.

 

Высокое качество электромагнитных источников «Енисей», при относительно невысокой стоимости оборудования, является существенным преимуществом в России и странах СНГ

Кстати:

Октябрь 2009 год.  Федеральное агентство по недропользованию организовало в Абакане аукцион на продолжение разведки и организацию добычи углеводородного сырья на Новомихайловском месторождении. Право на участие в аукционе получили четыре компании — ООО «Прогресс-С», ОАО «Востокагропром», ОАО «СТС-Сервис», ООО «Красноярская нефтегазовая компания». Победу одержало ООО «Прогресс-С», которое согласилось внести за участок 200 миллионов 400 тысяч рублей — больше остальных претендентов. Компания получила лицензию на право пользования недрами Новомихайловского месторождения сроком на 25 лет. Потребуется вложить огромные средства. Например, предполагается пробурить три скважины глубиной до трёх километров. Затраты на бурение каждой составят около ста миллионов рублей. Результаты разведки позволят окончательно решить вопрос о начале добычи углеводородного сырья.ООО «Прогресс-С» намерено не только разрабатывать Новомихайловское месторождение, но и организовать газификацию населённых пунктов Хакасии и южных районов Красноярского края. По словам представителей компании, для этого, скорее всего, будет создано специализированное дочернее предприятие.

А У НАС — НА ЮГЕ ГАЗ!

Право на разведку и добычу нефти и газа на Новомихайловском месторождении углеводородного сырья в Хакасии выиграло акционерное общество «Прогресс-С» из Тюмени.

Это месторождение, расположенное недалеко от села Новомихайловка Алтайского района республики, открыла Минусинская экспедиция нефтегазоразведки в 1959 году. Геологи пробурили восемь скважин глубиной от 1893 до 2851 метра, и семь скважин порадовали явным присутствием углеводородного сырья. По предварительному прогнозу, только запасы газа на разведанном участке превышают 33 миллиарда кубометров.

Многие годы жители Хакасии и южных районов края с нетерпением ждали начала промышленной разработки нового месторождения. Но ожидания так и не сбылись. Страна бросила средства и силы на освоение богатейших запасов нефти и газа в Западной Сибири. Геологам пришлось законсервировать скважины в районе Новомихайловки до лучших времен.

И вот долгожданные времена, похоже, настали. На днях федеральное агентство по недропользованию организовало в Абакане аукцион на продолжение разведки и организацию добычи углеводородного сырья на Новомихайловском месторождении. Право на участие в аукционе получили четыре компании — ООО «Прогресс-С», ОАО «Востокагропром», ОАО «СТС-Сервис», ООО «Красноярская нефтегазовая компания». Победу одержало ООО «Прогресс-С», которое согласилось внести за участок 200 миллионов 400 тысяч рублей — больше остальных претендентов. Компания получила лицензию на право пользования недрами Новомихайловского месторождения сроком на 25 лет.

После торгов представители ООО «Прогресс-С» рассказали журналистам о том, что основной сферой деятельности этой компании является строительство трубопроводов. Подразделения компании работают в Тюменской и Томской областях, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком округах. На Новомихайловском месторождении компания намерена закрепиться всерьёз и надолго. В течение пяти ближайших лет предстоит продолжить геологическое изучение участка. Потребуется вложить огромные средства. Например, предполагается пробурить три скважины глубиной до трёх километров. Затраты на бурение каждой составят около ста миллионов рублей. Результаты разведки позволят окончательно решить вопрос о начале добычи углеводородного сырья.

ООО «Прогресс-С» намерено не только разрабатывать Новомихайловское месторождение, но и организовать газификацию населённых пунктов Хакасии и южных районов Красноярского края. По словам представителей компании, для этого, скорее всего, будет создано специализированное дочернее предприятие.  Юрий УГОЛЬКОВ, соб. корр. «Красноярского рабочего» Республика Хакасия

2 comments to Хроника истории разведки и добычи углеводородного сырья в Минусе

  • М.Михеева  says:

    Газета ХАКАСИЯ

    Газ придет в наши дома

    23 ноября 2011, Актуально

    Животрепещущая тема о газо- и нефтеместорождениях Южно-Минусинской впадины не может оставить в стороне тех, кто посвятил много лет разгадке тайн глубинного строения недр и уточнению перспектив газонефтеносности нашего региона. И раз уж эта тема вылилась на страницы газеты “Хакасия” (“Труба понятна и близка, когда она уже своя” (№ 158 от 24.08.2011) и “Что там видно в конце “трубы”… (№ 173 от 14.09.2011), хочу прокомментировать некоторые аспекты проблемы.

    БЕЗ оптимизма в поиске месторождений полезных ископаемых, конечно, не обойтись (как говорят геологи, “пессимист никогда не найдет нефти…”). Но оптимизм должен основываться на использовании всей геолого-геофизической информации о глубинном строении региона, накопленной к сегодняшнему дню.

    История газонефтепоисковых работ в Минусинской котловине непроста и порой драматична…

    Начало исследованиям было положено работами корифеев нефтяной науки академика И.М. Губкина и профессора М.К. Коровина, считавших Минусинскую межгорную впадину первоочередным за Уральским хребтом перспективным регионом на выявление промышленных месторождений углеводородов. В 1930 — 1950-е годы к изучению территории были привлечены мощные силы всесоюзных научно-исследовательских и производственных организаций, создан трест “Минусиннефтегазразведка”.

    И действительно, в первой забуренной в 1948 году в Минусинской котловине скважине с глубины 1881 метр на Быстрянской площади был получен первый за Уральским хребтом промышленный фонтан метанового газа. Произошло это 2 марта 1951 года. На ликвидацию аварии ушел год. Затем скважина была введена в опытную эксплуатацию. Всего за весь период опытной эксплуатации из залежи было отобрано 26 миллионов кубических метров газа, при этом пластовое давление не упало, а только возросло (с 177,8 до 189,9 атмосферы).

    На Новомихайловской площади в первой забуренной скважине “1-р” глубиной 2540 метров дважды происходило открытое фонтанирование метанового газа. Второй раз открытое фонтанирование произошло после длительного простоя, в процессе проведения каротажных работ. Скважина была разрушена. О величине давления, которое оценивалось учеными минимум в 300 атмосфер, говорит тот факт, что из скважины была вырвана и выброшена верхняя часть обсадных труб длиной 320 метров, которые разбросало веером вокруг буровой на расстоянии до 250 метров, вертикально вонзив в землю. Эту впечатляющую картину с горевшим небольшим газовым факелом можно было видеть еще в начале 1990-х годов. Вышка была снесена, а ротор отброшен далеко от буровой. Ориентировочный суточный дебит скважины оценивался порядка 1 миллиона кубометров в сутки. Уже в те годы ряд исследователей (В.Д. Веремеенко, И.К. Воробьев) выражали полную уверенность в том, что Новомихайловская площадь является крупным газовым месторождением.

    Кроме того, из скважин на Новомихайловской была получена легкая нефть, в которой содержание бензиновых фракций достигало 89 процентов. Легкой нефтью местные жители заправляли баки своих мотоциклов. Кстати, и в Черногорске старожилы рассказывали, как из забоя одной из шахт в 1950-е годы получали стабильный приток конденсата — две бочки в сутки, которым заправляли автотехнику. Этот факт отражен и в производственных геологических отчетах того времени.

    Вернемся к газу. Итак, оба открытых газовых фонтана на Быстрянской и Новомихайловской площадях были получены из открытых стволов, после смены бурового раствора на воду и после длительных простоев.

    В последующих скважинах для предотвращения фонтанирования применялось утяжеление глинистого раствора баритом. После чего при вскрытии продуктивных горизонтов уже не удавалось получить промышленные притоки.

    В 1950 — 1960-е годы этот факт объясняли механическим переносом методов вскрытия пласта и освоения скважин из районов, где имеет место развитие поровых коллекторов, в условия трещиноватых коллекторов. Для последних, характерных для отложений среднедевонского возраста Минусинской котловины, эти методы оказались пагубными.

    Но, как показали результаты работ следующего периода, это только одна сторона проблемы.

    Другая сторона проблемы заключается в следующем. Возобновленные в 1979 году и проводившиеся до 1996-го газонефтепоисковые работы силами Минусинской опытно-методической геофизической экспедиции позволили существенно уточнить глубинное геологическое строение и перспективы газонефтеносности как в целом Минусинской котловины, так и отдельных ее площадей. В том числе конкретно на Новомихайловской площади (как и на Быстрянской) установлено, что основные прогнозные залежи (продуктивные объекты) в районе скважины-первооткрывательницы находятся на глубинах порядка 4000 — 4500 метров, то есть на более глубоких горизонтах, чем были вскрыты бурением.

    По-видимому, именно временем вертикальной миграции углеводородов из более глубоких залежей, чем были вскрыты бурением, объясняются те факты, что открытые газовые фонтаны на Новомихайловской и Быстрянской площадях были получены из открытых стволов после смены бурового раствора на воду и после длительных простоев. При бурении же даже скважин-дублеров, во избежание аварийных выбросов, применялись буровые растворы с высоким удельным весом, что в дальнейшем при испытании скважин не позволило получить промышленные притоки газа.

    То есть существует серьезная проблема, что, ограничившись глубиной бурения скважины в 2800 метров, которая сейчас запроектирована на Новомихайловской площади предприятием ООО “Прогресс-С”, мы не получим результат, на который рассчитываем и которого все так ждем!

    На совещании в правительстве Хакасии, проводившемся в сентябре 1992 года под руководством заместителя председателя Совета министров республики В.М. Торосова (он активно поддержал информацию о высоком потенциале региона на выявление промышленных запасов газа и добился включения в указ президента РФ от 16.09.1992 № 1073 “О неотложных мерах по государственной поддержке экономики и развитию социальной сферы Республики Хакасия в 1992 — 1995 годах” пункта о доразведке месторождений природного газа на территории республики), был сделан особенный акцент на том, что первоочередной перспективной площадью на территории Хакасии является Новомихайловская, причем глубина, по крайней мере, первых — опорных — скважин на Новомихайловской площади с целью вскрытия всех установленных прогнозных объектов должна составлять не менее 4500 метров.

    Работы, которые сейчас проводятся на Новомихайловской площади, имеют стратегический характер: слишком много сил вложено в решение проблемы перспектив газонефтеносности Минусинской котловины и слишком многое зависит от результатов работ этого периода. И самое главное, конечно, то, что положительный результат даст мощный толчок последующим работам и вовлечению в разведку других газонефтеперспективных участков, расположенных на бортах Алтае-Тагарского поднятия, Черногорской мульды и прочих объектов на территории Хакасии и юга Красноярского края.

    Более чем 60-летняя история газонефтепоисковых работ не позволяет нам в очередной раз пройти мимо богатств Хакасии. Так что, дорогие земляки, будем надеяться, что скоро местный газ все-таки придет в наши дома.

    Марина МИХЕЕВА,
    горный инженер-геофизик
    Минусинск

    • admin  says:

      Привет, Марина! Увидел здесь твой комментарий от 2011 ( ?) года в ХАКАСИИ… Опубликую на сайте. Но что именно ты хочешь, комментируя здесь этой статьей в газете?

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>