Сибирский пленник

Краеведческие публикации | No comments

Начинало светать, пора в поле. Иван Григорьевич оглянулся назад; там, над крышами домов, всходило солнце яркое, теплое, лучистое…

Дом его стоит на взгорке улицы Повстанской, что давно расположилась в старой части города Минусинска. Во дворе этого дома, до войны, водилась разная живность:  свиньи, козы, овцы, корова с теленком, лошадь. Поначалу жили в землянке, а дом был построен уже после войны. Всё огромное хозяйство было под присмотром заботливой хозяйки Таисьи. Её уже давно не стало, но привычка жить на земле своим трудом, осталась. Приятные воспоминания выстраивались одно за другим.

Image2

Уроженец села Малая Минуса он и невесту выбрал местную: красивую, задорную, трудолюбивую. Переехали жить в город Минусинск, родилась у них дочка Галинка — радость для отца и матери.

Добрые воспоминания сменились памятью невзгод. Война…1941 год. Городская пристань, прощание с женой и дочкой, ничего не думая, просто смотрел на них и повторял: «Береги дочку и себя, Тая».

Первая весточка пришла не скоро. Зачислен был на 3-й Украинский фронт, 408 стрелковый полк, в качестве стрелка-автоматчика. Бои были на Украине, близ города Белая церковь. «Это письмо было получено летом 1942 года, — вспоминает Галина Ивановна. —  Из письма узнали, что отец был в разведке. Задачей разведчиков было взять немецкую автомашину и пригнать её в часть полка. На задание ушли втроём, но попали в окружение к немцам: товарищи погибли, а я был ранен в ногу»,-  поведал отец, когда вернулся домой после войны. «Меня раненого вытолкали из машины к забору, где было много таких, как я. Гора, на которой находился лагерь военнопленных, была обнесена колючей проволокой. Немцы жестоко расправлялись с пленными: за одного убитого немца расстреливали 10 русских солдат. Благодаря моему ранению в ногу, я ковылял на одной ноге, не успевая строиться по команде немцев, и оставался живым. Вспомнился случай, когда ночью, в темноте кто-то потянул за рукав. Это была женщина, которая звала за собой. Раскопав ложбинку под проволокой, вылез и пополз за ней по картофельному полю, добрались до окраины и вошли в дом. Женщина говорила, что у ней  есть место и она его спрячет, и спасёт»…

Когда отец увидел троих спящих детей, сразу подумал, что жизнь детей дороже, чем его собственная и пополз тем же путём обратно.

письмо с фронта

письмо с фронта

«После этого лагеря нас увезли в Латвию. Голодные, больные, избитые кормили вшей, а вшей было у каждого так много, что казалось, вся земля ими покрыта. Состояние моего здоровья было никудышное: болела нога и всё тело покрылось коростами. Пришлось обратиться к медсанчасть. При разговоре — кто-откуда?  — выяснилось, что врач тоже военнопленный, сибиряк с Краснотуранского района. Он-то мне и помогал, часто подкладывая лишний кусочек хлеба под подушку в казарме. (К сожалению ни имени, ни фамилии не сохранилось в памяти у дочери — А.З.). «После Латвии, а это была уже осень 43-го года, многих военнопленных повезли в Германию, и меня в том числе. Нога моя кое-как зажила, но хромота оставалась. В Германии нас мыли, шпарили одежду, готовили для биржи, где производился отбор пленных для работы на богатых бюргеров. Я попал в Ганновер. У хозяина миллионера был гараж с вывеской «Рольф», это была его фамилия. Работал на ремонте автомашин, которые хозяин продавал. В одну из бомбёжек города советскими войсками, гараж был уничтожен, мы остались живы, а работать пришлось на другого фрица.

В начале 1945 года в город пришли американцы, согнали всех пленных в лагерь. Теперь я был американским военнопленным. Потом наш лагерь взяли под контроль англичане, после англичан лагерь перешел к русским, жестокость русских надзирателей была на порядок выше. Нас обзывали матерно, называя предателями Родины, разные оскорбления заканчивались пинком и ударами прикладом в спину. Так, с 7 июля 1942 года по май 1945 года, Я – Мишин Иван Григорьевич, рожденный  5.10.1909 года был пленником. Русский, сын своих родителей Григория и Варвары Мишиных, коренной сибиряк. Депортация на Родину была осенью 1945 года. Многие пленные боялись расправы на родной земле, до нас доходили слухи о жестокой расправе с солдатами, побывавшими в плену. Агитаторы из стран союзников вербовали нас в Америку, Англию, Францию, многие оставались в Германии. Мне так хотелось домой, в родные края, что никакие заманивания на «сладкую жизнь» и угрозы не действовали.

До границы с Белоруссией шли пешком, по ходу движения собирали трофеи. Я сначала подобрал немецкий аккордеон, но он был очень тяжёлым, а физических сил совсем не осталось. Подобрал немецкую гармошку, с ней и дожил свою нелегкую жизнь, развлекая соседей да родственников по праздникам».

Эту гармошку бережно хранит дочка, как память об отце.

После прибытия на Родину, в Москву, военнопленных погрузили в скотские вагоны и повезли в Сибирь, в кемеровскую область, станция Базалук. Больше года трудился Иван Мишин на лесозаготовках. Благодаря хлопотам жены Таисьи, он вернулся в Минусинск, долго находился под присмотром милиции.

Однако, после окончания Великой Отечественной войны был реабилитирован, а годы плена были засчитаны в воинский стаж. Присвоено звание Участника ВОВ.

В 1998 году получил персональное поздравление от имени президента России Б.Н.Ельцина, с его подписью, по случаю 53-ей годовщины Победы в Великой Отечественной войне, в котором сказано: «Эту Победу помогли одержать сила духа и единение всего народа».  Это поздравление Иван Григорьевич всегда носил в нагрудном кармане и гордился!

Похоронен старый солдат на своей малой родине, в селе Малая Минуса В 1999 году, в возрасте 89-ти лет.

Летят года…. Приходят и уходят зимы и вёсны, но память жива о тех, кто воевал, кто ценой жизни отстоял послевоенный мир.

Александра Зарубенко, краевед.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>